Моя знакомая работала в детском доме

«Я вырос в детдоме»: 4 истории – Большая Деревня

моя знакомая работала в детском доме

О. БЫЧКОВА: 2,5 недели уборщицей в детском доме. .. М. ДМИТРАШ: Я думаю, что, во-первых, я не сказала, что мой директор она. В 92 году моя подруга решила взять ребенка из детского дома, но боялась Мать от нее отказалась, а я тогда как раз в детском отделении работала. Он сказал:"А вы знаете,что в детских домах 50% детей не доживает до года ? ну, я работал в детском доме (в компьютерном зале) а сестра моя .. А вот у меня знакомая девочка из дет. дома, и сооооооовсем не такие.

Один человек посоветовал свозить Свету в платную клинику слуха. Там девочку посмотрели и сказали: Девочка-то у вас глухая! Я столько раз ходила к врачам, беспокоилась, а мне ничего не сказали. Нужна была срочная дорогостоящая операция. Дали мне бумажку с суммой — я глянула: Но я сказала, что найду деньги. Я не сказала им, что девочка — сирота под опекой. Вообще тогда об этом не думала. У нас был огромный сад с двухэтажным домом.

Продали ровно за ту сумму, которая была в тот момент нужна, намного дешевле реальной стоимости, потому что тянуть было нельзя — чем раньше операция, тем больше шансов на успех. Через несколько дней после операции губернатор вручал мне грамоту за многодетное материнство, и по местному телевидению показывали репортаж с награждения. Когда я приехала в клинику, меня вызвали к главврачу, и он сказал: Всю сумму нам вернули, но, конечно, купить на эти средства такие же сад и дом было. Зато Света теперь хорошо слышит.

Об Иере Самое большое мое достижение — это четырехмесячная Иера. Чтобы избежать позора на весь род, ее незамужняя мать приехала из Туркменистана рожать в Нижний Новгород, дала ребенку имя и сразу написала отказ.

Девочка родилась с ДЦП и эпилепсией. При этом она была такая черненькая! Невропатолог, когда ее увидела, была в шоке: Чем дальше в лес, тем больше дров! Много любви и труда вложила в нашу Иерочку. На протяжении многих лет делала ей ежедневные массажи, мы доставали лекарства из заграницы. Сейчас девочка ходит, учится в обычной школе в третьем классе на пятерки только одна четверкаумничка, со второго-третьего раза полностью запоминает стихотворения.

О личной трагедии Нашего родного первенца мы похоронили, когда ему было 20 лет. Дениса забрали служить в Североморск. Мы ему посылали деньги в конвертах, но однажды письма стали возвращаться. Я забила тревогу, обратилась в комитет солдатских матерей.

Полгода не могли его найти. Потом подключился губернатор, и Дениса нашли в госпитале в Североморске — я хоть успела его увидеть.

Как я работала в детском доме

Он был сильно избит, и в скором времени умер. Вот рассказываю, и слезы льются. Что произошло, я так и не узнала. Суда не было, все держали в секрете. О муже Папа у нас, Сергей Анатольевич, всю жизнь работал плотником на стройке, дома все делал своими руками. Когда в году нам вручили денежную награду, он вместе со старшими детьми сам построил дом, в котором мы живем.

Дом большой — квадратных метров. Полученных денег не хватало, взрослые уже дети взяли кредиты и помогли финансово, хотя сами жили отдельно в своих семьях. Муж построил и баню с большой верандой, и сарай для животных.

Я решаю воспитательные и учебные вопросы, а он ведет все хозяйство. Он построже, в чем-то мудрее. Иногда меня одергивает и говорит, что я не права. Я сначала спорю, а потом проходит время, и понимаю, что действительно прав был он, извиняюсь. Он любимый и любящий муж, моя надежда и опора.

Мы познакомились, когда мне было 13 лет, а ему Потом я ждала его из армии, и, когда он вернулся, мы поженились. Получается, 43 года мы вместе, и я до сих пор чувствую его любовь. У нас все дети родные. Единственное что — за приемными детками нужно больше контроля. Например, могут уроки не выучить, если не проверить… Все-таки что-то в каждом человеке изначально заложено, что не зависит от воспитания.

Между детьми отношения всегда были хорошими, они друг друга поддерживают. Старшие, которые уже с нами не живут, приезжают на выходные. На праздники — так у нас вообще полон дом: О зароке Когда мне было 10 лет, на маму напал преступник с ножом, и она долгое время пролежала в коме. Еще пару месяцев прожил в социальной гостинице, где с режимом было свободнее.

Мы были на связи со Стасом, переписывались все время, пока я учился. Стас предложил мне по гранту обучиться на токаря, я получил сертификат, но без корочки — не очень прилежно занимался. Сейчас пока не работаю. У меня много планов, но осуществить их силы есть, а воли нет: В помещение, которое мы занимали на Ново-Вокзальной, помещалось человек, а здесь свободно умещаются и Для пацанов мы переделали гараж, утеплили, там столярная мастерская.

К нам приходят волонтеры, которые учат плетению, швейному делу, по средам приходит повар, учит нас готовить разные блюда — недавно, например, освоили пасту болоньезе.

Придет весна — будем на огороде работать. Никогда не бывает, чтобы мы сидели без дела. Кристина Морозова, 24 года Попала в детский дом в 14 лет, выпустилась в м году Моя мама была пьющей, ее лишили родительских прав, когда мне было семь лет.

работа в Детском доме

Меня отправили в приют, а оттуда почти сразу взяли в приемную семью — казалось, абсолютно нормальную. У них была одна родная дочь и три приемных девчонки, включая. Я была младшей, между нами было три-четыре года разницы. Нас брали для рабочей силы — мы с огорода не вылазили. Службы прислали официальное письмо, что к нам приедут проверяющие, и маму как подменили: Мол, давайте только не будем сор из избы выносить.

Но как только проверяющие уехали, все пошло по-старому. Именно в детдоме у меня появился характер и чувство свободы Думаю, мои приемные родители просто не умели воспитывать — у них все через ругательства, лупили.

Я не хотела учиться, зато хотела ходить в танцевальную группу — запрещали, пока не исправлю оценки. Я сбегала из дома на танцы, меня наказывали. Я начала воровать у них деньги: Хотелось быть нужной, востребованной. Если бы они разговаривали, объясняли, такого протеста не было. Стала сбегать из дома, ночевала у подружек.

24 часа в Домике для детей ЧЕЛЛЕНДЖ Макс и папа

Меня возвращали с полицией, в конце концов, я отказалась возвращаться. Мать пыталась вернуть домой, но я стояла на. Я прожила в этой семье семь лет. С одной стороны, ничего хорошего я там не видела и родной души у меня там не было, но с другой, такая жизнь закалила мой характер, сделала сильнее сверстниц.

К тому же, меня приучили к чистоте, я отлично умею на огороде работать. Я оказалась в детдоме в году. Был страх перед детьми, срабатывала защитная реакция — мне слово, я десять. Получала именно за это: Со временем отношения улучшились, я вошла в колею. А потом даже начала гордиться, что я из детдома: У нас было много привилегий — как раз этого мне не хватало в приемной семье. Именно в детдоме у меня появился характер и чувство свободы.

моя знакомая работала в детском доме

Выпустилась в м, после девятого класса, закончила металлургический колледж. Хотела получать высшее образование, сдала экзамены, но не прошла по конкурсу. Из упрямства не стала подавать документы, что я сирота, хотела на себя опереться, хотя могла бы поступить как льготница, — наверное, сглупила.

После выпуска мама сама нашла.

Кто работал в детском доме? - Форум хабаровских родителей ХабМама

До того, как мы встретились, мне хотелось ее убить, но когда увидела ее, все напрочь забылось. Мы много разговаривали — она все понимала о своей зависимости, и за год я добилась того, что она перестала пить.

Четыре года держалась, а я радовалась, что наконец-то у меня есть мама. Но последствия дали о себе знать — она стала болеть, и два года назад ее не. В 16 лет, когда я поступила в училище и переехала в общежитие, познакомилась с будущим мужем. Сначала мы стали лучшими друзьями: В какой-то момент начал намекать на свои чувства, но я думала, в шутку. Потом он уехал в Москву, но мы продолжали общаться, а когда у мамы начались проблемы со здоровьем, сразу спросил: В итоге, когда мы встретились в Самаре, я попросила его больше не уезжать.

Мы стали жить вместе гражданским браком, и вскоре появился ребенок. Потом Стас позвал нас помогать с обустройством дома на Путиловской. Он мне как второй дом: Вообще я не люблю кропотливую работу, но тут прям затянуло: Тех, кто отучился профессии, устраивали в салон.

Мне там нравилось, но приходилось далеко ездить, да и ребенка не с кем было оставить. Так что теперь мой кабинет здесь, на Путиловской. Приходят абсолютно разные клиенты: За маникюр с гель-лаком я беру рублей — считаю, что для моих материалов и качества работы это более чем скромно.

Заработок у меня меньше среднего, пока это больше оплачиваемое хобби. Чтобы называть это работой, я должна пахать каждый день, а пока растет ребенок, не могу работать в таком графике. Но я решила довести это дело до совершенства, а потом буду двигаться дальше — возможно, овладею новой профессией, уже потихоньку учусь работать на швейной машинке.

Скоро мне должны дать квартиру, очень этого жду. Катерина Резниченко, 28 лет Попала в детский дом в 3 года, выпустилась в году Я никогда не знала своих родных: До трех лет я была в роддоме, оттуда меня отправили в детский дом, а в девять лет определили в первый класс в школу-интернат — почему так поздно, я не знаю.

И в детском доме, и в интернате я со всеми дружила, вела себя нормально, и меня никто не обижал. До сих пор общаюсь и с ребятами, и с воспитателями. Одевали и кормили хорошо, к моменту выпуска я была очень пухлая, даже пришлось сесть на диету.

Когда окончила девять классов, меня отправили в училище в Отрадный. Там я познакомилась со своим парнем, забеременела. Хоть ребенка мы и не планировали, я была очень рада.

Отношения с парнем, правда, испортились, потому что он начал пить. Там я родила сына. В больнице девять комнат — каждая роженица в отдельной, — в одной из них я прожила два с половиной года: В больнице меня трудоустроили на две ставки — дворник и уборщица, за работу платили 14 тысяч рублей.

В м я получила квартиру как сирота и переехала туда с ребенком.

моя знакомая работала в детском доме

Однажды в компании друзей познакомилась с парнем по имени Сережа. Он сразу обратил на меня внимание, потом предложил встречаться. Мы начали жить вместе, а через пару месяцев он привел в дом друга, который завел разговор о продаже моей квартиры — мол, можно купить побольше. Но однажды, когда меня не было дома и с ребенком оставались подруги, Сережа появился в квартире, размахивая пистолетом выгнал девчонок и, когда пришла я, уже ждал меня с тем другом: Три месяца я жила под конвоем: К тому же, у них был пистолет, и я боялась за сына.

В итоге мы поехали к нотариусу, который, конечно, был в доле, и я оформила дарственную. Несмотря на то, что квартира теперь принадлежала Сереже, нас с сыном он не выгонял.

Потом нашелся друг, который помог написать заявление в полицию, но было поздно. Из-за того, что у меня нет жилья, сына забрали в приют, а сейчас — в приемную семью, уже почти год он живет.

Я живу у подружки и ее матери. Любые деньги, которые заработаю, несу им, а они говорят: Но я не смогла все честно рассказать сразу, говорила в полиции, что знать не знаю этого Сережу. Потом вроде дело пошло, но у тех ребят оказался хороший адвокат, у меня же денег на адвоката не было, и дело закрыли. Теперь я сюда езжу, шью. Что дальше, не знаю.